Херсон °C


«В большинстве случаев гомосексуальных людей не видят потому, что не хотят видеть…», – Марина Усманова о проблеме ЛГБТ в Украине

22.06.2015 Пн 17:36  


В Украине до миллиона геев и лесбиянок, но закона, который бы защищал их права нет. Отсутствие такого закона приводит к массе трудностей и проблем, с которыми приходится сталкиваться представителям ЛГБТ организаций (сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров – ред.) каждый день.

«ХВ» пообщались с Мариной Усмановой, главой правления херсонской феминистической ЛГБТ инклюзивной организации «Иная». В интервью девушка рассказала о проблемах, которые возникает у гомосексуальных людей из-за отсутствия законодательной базы, которая бы защищала их права.

«В большинстве случаев гомосексуальных людей не видят потому, что не хотят видеть…», – Марина Усманова о проблеме ЛГБТ  в Украине


Марина рассказывает, что это женская инициатива, в которую входят как гетеросексуальные женщины, так и лесбиянки, бисексуалки, а так же представительницы других дискриминируемых групп, объединенные идеями феминизма, гендерного равенства.

«ХВ»: Сколько в Херсоне представителей ЛГБТ? Есть какая-то статистика?

Если вы о количестве, то статистики нет, специально гомосексуальных женщин и мужчин в Херсоне никто не считал. Как и представителей ЛГБТ в целом (лесбиянок, геев, бисексуалов/ок и трансгендерных людей).

Не думаю, что наш город в этом смысле как-то отличается от других городов мира. Общая мировая статистика – около 4% людей, сексуальное влечение которых направлено только на собственный пол. Она сохраняется примерно на одном уровне во всех странах мира.

На мой взгляд, точный подсчет тут и невозможен, поскольку речь не только о врожденной ориентации, но и о самоидентификации. Некоторые люди уверены в своей ориентации с детства, некоторые открывают себя в течение жизни.

«ХВ»: Как думаете, почему мы не видим представителей ЛГБТ?

В большинстве случаев негетеросексуальных людей не видят потому, что не хотят видеть. Позиция «мы хотим думать, что вас нет» – типична и в отношении ко многим и другим дискриминируемым группам.

Социальная группа, к которой ты принадлежишь, маркируется как «опасные, неправильные, неприятные чужаки». Если тебе удается прикинуться «таким же, как все», «своим» – ладно уж, живи.

Есть очень немного геев, лесбиянок, бисексуалов/ок, которые говорят о своей ориентации открыто. Это либо очень смелые, а порой беспечные люди, либо люди, которые могут себе это позволить благодаря некоторым привилегиям.

Например, я работаю на себя. Не завишу от родителей. Не вынуждена общаться и работать в коллективах, которые сама не выбирала. Мой круг общения состоит в основном из людей творческих и толерантных – никто из моих приятелей и приятельниц никогда не отворачивался от меня, узнав о моей личной жизни.

Я могу себе позволить открытость. Но очень многие не могут, т.к. это чревато проблемами на работе, учебе, в семье и т.д.

«ХВ»: Какие проблемы у представителей ЛГБТ? С чем им приходится сталкиваться каждый день?

У семейной пары возникает целая куча других проблем: имущественные вопросы, вопросы наследования, дети.

Геи, конечно, испытывают сложности в том, чтобы обзавестись биологически родными детьми. Но усыновление одиноким родителем в нашей стране совершенно законно. И ориентация этого родителя не может быть преградой. Фактически ребенок может воспитываться в однополой паре, но государство об этом ничего не знает. Потому, что не хочет знать – ведь однополые союзы у нас никак не регистрируются…

Представьте себе на минуту, что понятие «брак» исчезло из законодательства и в свидетельство о рождении вписывают только одного родителя – того, чья биологическая причастность более очевидна. Папа – теперь не папа, а законодательно – чужой ребенку человек. Если он ребенка бросит, то не должен будет платить алименты. А мама в свою очередь, если пара распалась, может запретить ему общаться с ребенком. Если мама внезапно умерла, о воспитании ребенка папой не может быть и речи: его определят в интернат. Если оба родителя внезапно погибли – мамино имущество ребенок унаследует, папино – нет. Если мама с ребенком в больнице в тяжелом состоянии – папу к ним не пустят – он им никто…

А множество семей в Украине живут так прямо сейчас. И в Херсоне есть такие семьи. Только на месте такого бесправного папы – вторая мама. А вопрос – всего лишь в признании их семьи государством.

«ХВ»: Есть ли в Украине законы или выдержки из закона, которые защищают права сексуальных меньшинств?

Не смотря на то, что Украина стремится в Европу, у нас уже в третий раз в Раде пытаются протолкнуть закон о «запрете пропаганды гомосексуализма». Причем как «пропаганду» рассматривают любую положительную информацию о гомосексуальности, в т.ч. информацию о равнозначности однополых и традиционных отношений. Говорить об этом с детьми, в случае принятия таких законопроектов, будет наказуемо. Но ведь есть дети, растущие в однополы семьях, ЛГБТ подростки… Рассказывать им, что они или их родители – хуже чем другие?

О защите прав на законодательном уровне пока остается только мечтать. Единственный сдвиг в этом направлении был в прошлом году, когда Конституционный суд Украины опубликовал разъяснение к новой редакции Закона о недопущении дискриминации в трудовой сфере.

В самом законе об ЛГБТ нет ни слова, но там перечислены признаки, по которым не допустима дискриминация на рабочем месте: национальность, религиозные убеждения, пол, гендер и др.

Так вот в разъяснении Конституционного суда мы можем прочесть, что под этим «и др» подразумевается в том числе недопустимость дискриминации по признаку сексуальной ориентации.

Это был первый раз, когда понятие «сексуальная ориентация» появилось в Украинском законодательном поле. Очень обнадежило и заявление президента Порошенко по поводу Марша Равенства организованного в Киеве представителями ЛГБТ. Он сказал, что как христианин – на марш не пойдет, но как президент европейской державы сделает все, чтобы обеспечить его безопасность. И сделал… благодаря ультраправым экстремистам он прошел, к сожалению, не бескровно, но такого количества милиции как там, я еще нигде не видела.

«ХВ»: Как реагируют люди, когда узнают, что перед ними гей или лесбиянка?

Все зависит от ситуации. Но вообще-то, с агрессивной и негативной реакцией приходится сталкиваться нечасто. Убежденные гомофобы встречаются, наверное, даже реже, чем геи и лесбиянки. Только вот, единственная встреча с ними может быть весьма опасна для здоровья.

«ХВ»: Как вы готовы отстаивать свои права?

Сейчас ЛГБТ люди в Украине ограничены в выборе средств в борьбе за свои права. В этом году второй раз в истории нашей страны удалось провести Марш Равенства – правозащитное мероприятие.

Все это было небезопасно, но право на проведение мирных собраний наше государство за нами признало. Признало, что мы есть, что мы такие же люди. Это дает надежду на то, возможны изменения в законодательстве, которые так нужны ЛГБТ людям – законы о недопущении дискриминации, о гражданских партнерствах (если уж словосочетание «однополый брак» кто-то считает личным оскорблением)…

Пока что в Украине еще ни одна политическая сила не решалась даже выносить подобные законопроекты на рассмотрение Рады. Политики боятся потерять электорат. Поэтому сейчас главная задача ЛГБТ движения – постепенно, шаг за шагом менять мнение людей, развеивать стереотипы. И выходить из тени , чтобы люди видели, что речь об их соседках, об их врачах и учителях, об их друзьях и родных.

Изменится мнение общества, а политики тут же сориентируются. Тогда уже можно будет говорить о переменах на законодательном уровне.

«ХВ»: Если вдруг человек понимает, что он гей или лесбиянка, чтобы Вы ему посоветовали? Стоит ли этого бояться?

Самое худшее, что может быть – это непринятие себя. Ненависть к себе…
Я бы посоветовала искать поддержку. Даже один человек, готовый понять и поддержать, может стать спасением. Если открываться перед друзьями близкими слишком страшно – есть Интернет! Думаю, это чудо цивилизации многим жизнь спасло.

Подготовила Юлия Соломахина
скачать dle 10.5 отдых на озере Яровое

0 комментариев