DataLife Engine > Политика > Алексей Рыбаков: Игры в демократию – не для нас

Алексей Рыбаков: Игры в демократию – не для нас

Алексей Рыбаков: Игры в демократию – не для нас– На сайте «Херсонских вестей» недавно закончился опрос, где горожане голосовали за возможных кандидатов на пост будущего мэра Херсона. В этом рейтинге Вы заняли второе место после Зои Бережной. Планируете баллотироваться?

– Не планирую. Более того, вспоминая себя в 2010 году, когда предлагал горожанам свою кандидатуру в качестве нового мэра, просто удивляюсь: как мне это в голову пришло. С моей стороны это тогда была чистейшая авантюра. Без опыта работы в городском хозяйстве, не зная и не понимая многих нюансов, мне тогда казалось, что я сходу смогу все поменять и изменить. Единственное, что меня оправдывает в собственных глазах – это то, что я был искренен в своих заблуждениях.

– Сегодня уже знаете «многие нюансы»?

– Знаю, поэтому и не планирую участвовать в предвыборной гонке. Мэр – это человек вне семьи, без личных отношений, без права публичной смены настроений и, в общем-то, не принадлежащий себе. Всё, что у тебя есть на посту мэра – это круглосуточная работа. Но, конечно, если ты – мэр, хозяин города, а не просто случайный человек в его кресле. Кроме этого надо понимать, что уровень ответственности на данном посту просто зашкаливает, ты в ответе не только за себя, но и за каждого члена своей команды. Не говоря уж о том, что «медные трубы» пережить удаётся не многим. Популярность – штука коварная.

– За три года, которые Вы возглавляете городское жилищное хозяйство, Вас активно критикуют. Более того, депутаты профильной комиссии уже неоднократно рекомендовали уволить Вас и директора департамента ЖКХ Игоря Марченко.

– Все высказывания профильной комиссии носят сугубо рекомендательный характер и отнюдь не являются руководством к действиям городского головы. Поверьте, было бы за что, меня бы давно уволили. Но таким «советчикам» фактически нечего приложить к своим рекомендациям, кроме эмоций. Знаете, можно раскритиковать работу любого человека. А вот подсказать нечто действенное и умное – здесь уже надо понимать сферу, что называется, изнутри. Если члены профильной комиссии, другие депутаты, да и просто мои коллеги подсказывают эффективные способы решения проблем, я всегда им только благодарен. Век живи – век учись.

Никого ведь, собственно, не интересуют наши проблемы. Например, в этом году из-за задержек в Госказначействе мы не можем расплатиться с подрядчиками, освоить предусмотренные деньги на капремонты, на лифтовое хозяйство города и т.д. Тарифы за коммунальные услуги в Херсоне остались на уровне 2008 года, в то время, как всё вокруг подорожало уже несколько раз. Но, тем не менее, мы не требуем поднимать плату, перекладывая свои трудности на плечи горожан. Даже в этих тяжелых условиях управление жилищного хозяйства выполняет свою работу. И весьма успешно. В этом году, в условиях недофинансирования, мы запустили в работу 2 новых лифта. Немного городов Украины могут похвастаться подобным. При таком же безденежье работают и «коммунальщики», буквально уговаривая подрядчиков вывозить мусор в долг. Хотя, весь бардак в городе от несознательности горожан, позволяющих себе мусорить.

– По Вашему мнению, как можно объяснить людям, что нельзя, к примеру, выбрасывать мусор из окна?

– Хватит уже объяснять, пора дисциплинировать. А сделать это можно только путем беспощадных штрафов. Когда родителям передадут квитанцию для оплаты административного штрафа за то, что их ребёнок сломал дерево или изувечил урну на улице, и сумма эта значительно скажется на семейном бюджете, поверьте, они сами найдут способ раз и навсегда объяснить своему чаду, что портить городское имущество нельзя. И когда система штрафов за административные нарушения хотя бы раз коснётся каждого шкодника, – вот тогда и наступит порядок. Но сегодня это сделать невозможно. Для того, чтобы привлечь нарушителя к ответственности, необходимо пройти сложнейшую процедуру оформления протокола, а если упустишь хоть какую-то деталь, суд отклонит этот иск и всё останется, как прежде. Потому так мало сегодня наказанных и так много грязи. Если, не боясь потерять «голоса», принять волевое решение и упростить схему составления протокола за административное нарушение, Херсон сделает рывок в наведении порядка на улицах.

– Поговаривают, что должность начальника УЖХ Вы купили у экс-мэра Владимира Сальдо.

– Меня смело можно было бы назвать умалишенным, если бы я покупал себе проблемы. С Владимиром Васильевичем мы впервые встретились незадолго до того, как он предложил мне мою нынешнюю должность. Возможно, ему приглянулось то, как я вёл свою предвыборную кампанию – честно, открыто, порядочно. Возможно, хотел наглядно показать мне, куда я так стремился, ведь город – это, прежде всего, хозяйственная работа. Словом, он предложил мне возглавить одну из самых сложных и, откровенно говоря, неблагодарных сфер. Но тогда я этого ещё не знал, поэтому почти сразу согласился. Мне казалось, что никто не понимает, как надо управлять жилищным фондом, а я понимаю. Дерзким был. Взялся рьяно, понабивал шишек, зато стал рассудительнее.

В моем управлении сегодня работают 10(!) человек, включая меня. И – вдумайтесь – 10 человек отвечают за жизнедеятельность 1770 жилых домов, функционирование почти 1395 лифтов, деятельность 10 обслуживающих организаций, за год мы ответили на 4060 входящих писем от горожан. В общем, мы всегда в тонусе.

– Вы чувствуете влияние Сальдо, которое осталось после его ухода в парламент?

– Когда Владимир Васильевич был мэром, я к нему нечасто обращался за помощью, и сейчас стараюсь его не беспокоить.

– Руководство городом Сальдо отличается от методов Зои Бережной?

– Отличается хотя бы потому, что они – разные люди.

– Пару месяцев назад мы проводили видео-опрос на тему евроинтеграции, тогда Вы сказали, что поддерживаете этот курс. Сейчас Ваше мнение изменилось?


– После того, что я увидел на Майдане, – да. Когда в Киеве начали крушить памятники и админздания, я понял, что ни в одной европейской стране нам не будут рады. Кроме того, евроинтеграция не обещает украинцам сиюминутно сладкой и радужной жизни. Ведь надо понимать, что жить по европейским правилам и жить по-европейски – это разные понятия. Нам пока предлагают только правила. А у нас, славян, в крови нарушать их. Вся Европа живёт по законам, мы же – как нам удобно.

Разве сегодня это невыполнимо – съездить в Европу на отдых, поехать на работу, учёбу? Единственное препятствие – отсутствие денег. Но так их не станет больше ни у меня, ни у вас от того, что Украина подпишет соглашение. А самое главное, я меньше всего желал бы себе и своим землякам оказаться в желанной Европе в качестве попрошаек. У нас есть своя земля, которую нужно пахать, и свои города, которые необходимо развивать. Только своими трудовыми заслугами и успехами в различных областях мы откроем двери в Европу, но уж никак не забастовками и митингами.

– Насчет менталитета, может, Вы и правы, но разрушение памятника и захват зданий начались из-за того, что бойцы «Беркута» силой разогнали мирную студенческую демонстрацию.

– Меня там не было, поэтому я не могу оценивать чьи-либо действия с точки зрения правильно это или не правильно. Я об этих событиях узнал из теленовостей. Все живо ухватились за обсуждение и осуждение действий «Беркута» на Майдане. Избили студентов? Это очень плохо. Но это только одна сторона медали. А есть и другая: например, не вошедшие в новостные сюжеты любительские видеокадры, на которых за несколько минут до разгона молодые люди забрасывают парней в форме камнями, пытаются проткнуть их железными прутьями и метают в них в бутылки с зажигательной смесью. Давайте спросим матерей, жён, сестёр и детей «беркутовцев», одна ли у них правда с теми, кто пришёл на «мирный» Майдан с лозунгами и ввязался в драку? Это я к тому, что всегда есть, как минимум, два мнения и несколько взглядов на ситуацию.

– Как Вы думаете, какой руководитель необходим городу?

– Я придерживаюсь монархических взглядов. Как показывает практика, игры в демократию не для нас. Не все понимают разницу между демократией как принципом равенства и анархией как отсутствием всякого управления. Я склонен думать, что нам необходим жесткий и авторитетный руководитель, которого будут бояться и уважать. Мне кажется, что в России и Беларуси это работает.

– Или как при Гитлере в нацистской Германии?

– Если Вы о порабощении всего мира и угнетении других народов, то я не об этом. Но если о сплочении нации, дисциплине и порядке, то я первый бы принял эти новые обстоятельства.

Я за то, чтобы не нарушать правила и жить по закону. Но при условии, что эти нормы будут распространяться на всех без исключения. Это нонсенс, когда любой прохожий может себе позволить нахамить представителю власти или хуже того – протянуть к нему руки. Это не укладывается в голове, но факт: чиновники получают мизерную зарплату, но несут уголовную ответственность за каждую букву и слово, отвечая за большинство процессов в городе. А эта несправедливость порождает массу других проблем.

В конце концов, нужно менять своё сознание. Время заканчивать болтовню и выяснение отношений, а впрягаться в работу, не ожидая, что кто-то придёт и принесёт всё на блюдечке с голубой каёмочкой. И чем раньше мы это поймём, тем скорее наступят перемены, которых мы желаем.

Виктор Суворов, специально для «Херсонских вестей»
скачать dle 10.5 отдых на озере Яровое



Вернуться назад