Херсон °C


Лебединка как площадка для творчества: местные власти против или все-таки «за»?

12.12.2016 Пн 15:44  


 

В центре Херсона расположен оригинальный объект в 7 тысяч м2 – «Лебединое озеро». На сегодня вместо воды там «обитает» искусство, которым наполняют его активисты, среди которых Александр Сперчун.


Уже более года неравнодушная молодежь не только говорит, но и активно начинает преобразовывать пространство Лебединки: кто-то там видит летний кинозал или концертную площадку, кто-то с большим удовольствием скатывается по склонам Лебединки на роликах или велосипеде, кто-то прогуливается со своим домашним любимцем, а кто-то раскрашивает его стены в народные орнаменты, рыбные силуэты или урбанистические этюды. Как давно созрел проект «Экстрим парк «Лебединка», какой его формат и как готова сотрудничать местная власть в вопросе реконструкции озера рассказывает «Херсонским вестям» юрист и местный активист Александр Сперчун.

«ХВ»: На Facebook есть группа «Экстрим парк «Лебединка». Курируете ее Вы… Как возникла идея экстрим парка «Лебединка» и что входит в это понятие?


Александр Сперчун: Уже второй год идёт, когда активисты Херсона всё-таки начали вновь болеть идеей возобновить Лебединое озеро как гидротехническое сооружение. Да, все помнят, что когда-то там было озеро, какие-то лебеди плавали, еще там были всякие объекты вокруг озера. Потом это всё пропало, т.к. начали появляться обстоятельства того, что как бы из-за озера рушатся дома, церковь, Юбилейный, и поэтому было принято решение органами власти спустить воду … а потом началась перестройка и новое государство – Украина. И руки никак не доходили до этого объекта: вырастал камыш, чаша озера наполнялась мусором. Ну как бы это центральный парк в городе, центральное место, а превратилось в заброшенную мини-свалку.

Многие пытались как-то пиариться на этом объекте или какие-то политические амбиции реализовывать. Пользовались разово тем, что «мы возобновим это озеро и приведём его в порядок». Ну как показало время, а время расставляет всё на свои места, что это всего лишь были политические игры и ни к чему они не привели. Но вот, полтора года назад, фактически, собралась команда единомышленников, и сказала твёрдо: «Давайте, что-то начнём делать, может двигать».
 

И было создано это движение Экстрим парк «Лебединка», которое вылилось в то, что сейчас костяк до 30-40 человек, которые занимаются разными направлениями, реализовывают свои проекты и хотят, чтобы озеро развивалось и привлекало к себе внимание жителей и гостей города.
 
Многие думают, некоторые наши оппоненты, что мы там хотим чуть ли не мотоциклами ездить в этом парке. Да, идея закладывалась двояко – мы так группа назвали специально (ред. – «экстрим парк») – для привлечения молодёжи и на сам процесс развития этого объекта как экстремального. Это хорошо, что многие люди имеют разные идеи и могут воплотить их в том или ином месте этого объекта. Одни занимаются показами кино, другие на сцене танцуют, третьи – арт-объекты строят, даже расписывают стены, то есть занимаются творчеством. В этом и есть экстрим – объект развивается вот так экстремально и по мере желания и возможности тех или иных групп.

Хватит всем места?

7 тысяч м2 – я думаю, что хватит.

«ХВ»: Расскажите о проекте преобразования «Лебединого озера»?

Александр Сперчун: Уже, наверное, прошло более года, как мы показывали этот проект мэру, презентовали и соответствующим управлениям. Было и предложение, чтобы сохранить «воду». Нас послушали… Даже политически воспользовались, когда заявили о готовности Херсона принимать Евровидение и показали вот это все действо в чаше Лебединого озера, пытались сыграть на общественном мнении – вроде «мы старались». Но все же понимают, насколько это было реально. Евровидение прошло, и мы все опять забыли про озеро.

На сегодняшний день есть визуализированный проект даже с 3-Д прогулкой озером. Занимается у нас этим направлением Артур Айметов и думаю, что он готов его презентовать даже у Вас. В проекте учитывались самые лучшие практики европейских стран.

Проект готов: бери и реализовывай. Но мы писали письма, встречались. Постоянно привлекали внимание к объекту: за свои деньги построили лестницу, провели «Честно Fest» и все увидели, что объект можно использовать разными группами: спортсменами, танцевальными коллективами и т.д.

Но нам говорят: и все же там будет озеро. Я считаю, что идея возобновления озера – это игра власти со взрослым поколением. И этот именно тот журавель в небе, а мы боремся, чтобы у нас хотя бы какая-то синица была в руках.
 
«ХВ»: Какая официальная сторона преобразования Лебединки? Обращались же в мэрию за решением вопроса?
 
Александр Сперчун: Это не просто обращения, в смысле бумажки, потому что мы знаем, бумажки там теряются… А это были рабочие встречи, на которых мы получали устное согласие, с тем, что мы делаем, одобрение. И как бы мы верим, ждём, что будет создана рабочая группа и будет не просто «создана виртуально», а появится соответствующее распоряжение городского главы, что рабочая группа, в которую войдут общественные деятели, архитекторы, жители города, начальники управлений, которые смогут действительно работать над целью – запустить этот объект (ред. – на момент разговора с Александром мэром было подписано распоряжении о создании рабочей группы по преобразованию фонтана «Лебединое озеро»).

Если хотим озеро – это будет вода, свет, освещение. Тут на самом деле много должно быть задействовано людей. Но оно должно быть не просто на словах, а и на действиях. Появилось распоряжение – да, тогда будет работать группа, будут встречи, отчеты и официальные предложения. И в рамках работы рабочей группы уже будут появляться другие решения тех же проектов, в распоряжении главы или в решениях сессий городского совета или того же областного. У нас город областного значения, поэтому этим вопросом должен заинтересоваться и глава администрации. В парке должен быть объект, что будет привлекать туристов к Херсону.

«ХВ»: Насколько востребована территория Лебединого озера среди херсонской молодежи?

Александр Сперчун: Группа на Facebook насчитывает около тысячи участников. На самом деле, когда мы собирались на кинопоказы, то насчитывали и до полутысячи херсонцев. А на акции по уборке территории приходило 300-400 людей.

Люди видят, что власть не идёт на встречу и многие как бы опять «та!» и бросают идею. Молодёжь, которая на самом деле, хочет жить сейчас и делать что-то полезное сейчас – они все «за». 

Те, которые способны что-то двигать.


Но вот, лично мне в этом вопросе обещают помочь уже два года. Я думаю, для всего города эта ситуация как с мостопереходом, который строится там чуть ли не «всю жизнь». Некоторые люди родились, когда его пообещали построить, вот они живут и всю их жизнь его строят. Это печально, когда кто-то живёт с надеждой, которую не реализовывают.

«ХВ»: С Максимом Поповым Вы выиграли грант на установку пандусов в чаше Лебединого озера. И знаю, что у Вас возникла определенная проблемы в связи с этим… в чем она заключается?  

Александр Сперчун: Это не проблема, просто все думают: «Получил грант – пришел, взял деньги, и всё – они у тебя и потратил их». Нет, конкурс был многоуровневый. Подали заявку и, вот, например, сейчас подача заявки и условия конкурса заключались в том, что проект надо реализовать в три месяца.

Мало победить в конкурсе, проблема наступает, когда нужно получить реальное финансирование. То есть, участвовала в конкурсе общественная организация, которая не может заниматься ни строительством, ничем самостоятельно. Она может репрезентировать общественность. А грант не может быть перечислен общественной организации. Его перечисляют или подрядчику строительной фирмы, или напрямую оплачивают стройматериалы каким-то официальным магазинам по безналичному расчету. Эти условия не были озвучены до начала конкурса и сумы резались…

В итоге мы решили смотреть эти материалы на рынке, где дешевле… Как оказалось, субъектные предприниматели не работают с безналичным расчетом. А цена по безналичному существенно отличается от наличного расчета. Нам предложили обратится к торговой сети, но там совсем другие расценки – дороже, т.е. мы опять столкнулись с проблемой. Получается, было заложено определённое количество материалов, но по факту, наверное, купим их меньше.
 
Идея конкурса заключалась в том, чтобы все сделать до Нового года. Но тут наступило время согласования. Горсовет настоял на конкурсе, что вы должны получить согласование на работы. Сейчас мы в процессе согласования, и мы договорились с грантодателем о том, что мы напишем письмо, что мы закупаем материалы, но к реализации проекта мы вернёмся весной. Потому что уже, во-первых, холодно, во-вторых, согласование.
 
В городском управлении есть люди, которые этим занимаются, но даже они не могут сказать, что вот мы завтра получим согласование на установку временного сооружения. Потому что если это не «временное сооружение»  вообще никто ничего не разрешает, они называют это захватом территории, самовольным. Мы делаем для города своими силами, вкладываем в город, но почему-то этого нельзя делать. Все пугают: «На вас будет наложен штраф». Некоторые считают, что цель – захватить территорию. Я говорю: «Покажите, кто её будет захватывать, хоть одного назовите». Все просто затихают, а потом опять – нет, они захватят территорию.

Горсовет, управление, они настояли на конкурсе, сидели в жюри и выбрали грант, то есть, они уже дали согласие и получается потом надо получить еще одно согласие. Бредовая технология – как бы город выбрал, и вы уже согласились … что еще нужно? А сейчас получается, что сперва согласились, а дальше могут не согласиться. Могут поменяться должности, а соответственно – мнения.

Но у Вас впереди есть еще три месяца, поэтому ...

Ну да, холодных три месяца, поэтому может быть появится какая то комиссия и рабочая группа. Всё это будет происходить быстрей, потому что можно будет обратиться к рабочей группе, дать согласие и соответствующие будут решения приняты уже выше.

«ХВ»: На сегодня в Херсоне есть и оппоненты и они критикуют идею преобразования озера в предложенном Вами формате…

Александр Сперчун: Я бы не назвал их оппонентами, это такие грозные учителя, которые прожили много лет, но при этом не делали ничего чтобы двигать этот проект. Мы прислушиваемся к их мнению, общаемся, но просто молодежь не считает, что нужно уходить в бюрократию, мы уходим от неё. А взрослое поколение, архитекторы, которые считают, что вот закон – мы напишем бумажку, будем ждать бумажку три года, вторую – пять лет. Я говорю: «Вот мостопереход, двадцать лет, или сколько он там строится – тоже самое. Вот ждут бумажки».

Мы предлагаем по-другому … но вместе с тем, мы не против, что там будет озеро с водой, понятно, что оно не может быть в таком масштабе – три метра глубиной оно не нужно. Я путешествую по Европе, много наблюдаю такие проекты – минимальное количество воды, просто для создания какого-то зеркального покрытия, плюс микроклимат в этом месте, достаточно «пять» сантиметров воды, фонтаны красивые и всё.

Вижу вашу позицию, что вы готовы прислушиваться к идеям нашего опытного, так и лоббировать идеи нашего молодого поколения.

100% мы не можем урезать желания взрослого поколения, которое ностальгирует по лебедям и по озеру. У нас готов проект там, где реализовано, как направление для детей и молодёжи, так и для старших.

Мы планировали построить волейбольные площадки две, но тоже нам не разрешили. И так же там есть вода – микроозеро и есть там кусты роз. А это принципиально, как оказалось. Когда мы презентовали проект, работники горисполкома спросили: «А где здесь розы? Надо посадить розы!». Сталкиваешься вот с таким, не просто цветы, а именно розы. «Вот мы помним, когда-то здесь вокруг были розы, вот мы хотим только розы».

Да во всех проектах, где молодёжь пытается что-то реализовать, иногда слышат принципиальное – «мы здесь хотим такое». Поэтому у нас по городу появляются лавочки лесные, вместо кованных. Вот такие моменты, да.
Беседовала Юлия Соломахина
скачать dle 10.5 отдых на озере Яровое

0 комментариев